Барыги продавцы кайфа в Железногорске


Взрослый мужчина, успешный минский бизнесмен, сидит в рабочем кабинете своей двухуровневой квартиры с лупой в руках. И словно малый ребенок улыбается, глядя на разложенные перед ним листы с марками. Альбомы здесь повсюду, ими забиты шкафы, полки в письменном столе. Марки даже на обоях. «Однажды мне пришлось продать часть коллекции, чтобы обеспечить семью жильем, — говорит Александр Мартынов. — За марки я купил квартиру, но расставание с ними было сродни ампутации руки». О ретроувлечении, которое может приносить не только душевную гармонию, но и прибыль, читайте в этом материале.

Тем, кому сегодня нет тридцати, вряд ли его поймут. Какие марки, что за архаизм? Поколение детей перестройки взрослело, собирая вкладыши от жвачки Turbo, лепило наклейки-стикеры в альбом Panini «Евро-96», а вскоре под мерный треск «беспаролки» уже писало свои первые электронные письма. Марки, за которые готовы были умереть десятки тысяч советских подростков, шторм-прогресс выдул из истории быстро. Вы верите, что несколько десятилетий назад на скамейках в парке Челюскинцев собирались пареньки и показывали друг другу свои коллекционные альбомы? Не пили водку, а рассматривали марки? Коллекционеры собираются в ДК «Железнодорожников» и сейчас, но их единицы…

Александру Мартынову, совладельцу столичной сети магазинов по продаже одежды секонд-хенд, 51 год, а его стаж филателиста — почти 40 лет. Свою коллекцию марок (а это тысячи и тысячи экземпляров) он скромно характеризует как вторую-третью в Беларуси.